Малый бизнес оценивает новые правила :: Cтационарные аккумуляторные батареи
 





тел. Ростов+7 569 0020265,
не дозвонились?мы перезвоним!

На объектах, где используются стационарные аккумуляторные батареи важно обеспечить четкое и неукоснительное соблюдение всех требований по их надлежащей эксплуатации и обслуживанию.

Малый бизнес оценивает новые правила

15-06-2009
Ольга Мариничева _ Энергетика и промышленность России

 

Одним из последних заявлений Анатолия Чубайса на посту главы РАО ЕЭС было обещание создать особые условия техприсоединения для малого бизнеса. И вот обещанное свершилось: начиная с 5 мая 2009 года в силу вступает новый порядок технологического присоединения субъектов малого и среднего бизнеса к электрическим сетям.

Как сами представители малого бизнеса оценивают эти нововведения, суть которых изложена в правительственном постановлении от 21 апреля 2009 года «О внесении изменений в некоторые акты правительства РФ по вопросам совершенствования порядка технологического присоединения потребителей к электрическим сетям»? Насколько своевременны эти преференции в изменившихся экономических условиях?

«Энергетика и промышленность России» беседует с Юрием Станкевичем, заместителем председателя Комитета по энергетической политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

Затягивать с подключениями будет сложнее

-?Как вы считаете, насколько данный документ решает проблемы техприсоединения малого бизнеса? Или он снимает только часть проблем? Или пока он вообще вызывает больше вопросов, чем ответов?

-?Несомненно, что нормативное урегулирование взаимоотношений сетевой организации и потребителей в части присоединения к объектам электросетевого хозяйства в значительной мере будет способствовать положительному решению по заявкам индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Вместе с тем, необходимо понимать, что физическое соединение (контакт) объектов электросетевого хозяйства и объектов заявителя (энергопринимающих устройств) не означает фактической подачи (приема) напряжения и мощности на объекты заявителя. Данное обстоятельство позволит «сетевикам» затягивать с подключениями, ссылаясь на различные субъективные причины. Однако в любом случае наличие «на руках» у заявителей договоров об осуществлении технологического присоединения позволит на законных основаниях оспаривать действия (или бездействие) сетевых организаций в суде, Федеральной антимонопольной службе или Федеральной службе по тарифам.

-?Какие проблемы техприсоединения, на ваш взгляд, остаются нерешенными до сих пор или, по крайней мере, решаются не до конца? Насколько актуальной является эта проблема как для России в целом, так и в отдельных регионах или субъектах РФ? Возможно, спад энергопотребления смягчил остроту этого вопроса?

-?Проблемы техприсоединения наиболее актуальны в динамично развивающихся регионах, в которых в последние годы активно развивалось строительство, ввод в эксплуатацию инфраструктурных объектов. Это Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Екатеринбург, Ростов-на-Дону, населенные пункты Краснодарского края и так далее. Общая тенденция такова, что свободные мощности распределялись между крупными потребителями, а потребности «малого» бизнеса удовлетворялись по «остаточному» принципу. Сегодня, в условиях общего спада промышленного производства и стагнации в строительстве, проблема присоединения утратит свою исключительную актуальность. По мнению РСПП, в ближайшие годы проблемой «номер один» будет вопрос развития долгосрочного рынка мощности - серьезной конфликтной зоны между потребителями и инвесторами.

Сегодня потребители настаивают на принципе усредненности цен, то есть требуют учитывать реальную потребительскую стоимость ныне действующих электромощностей. Возникает вопрос - за счет каких средств будет компенсироваться строительство и эксплуатация новых мощностей? Если этот вопрос не решить, в ближайшие 8?10 лет мы можем столкнуться с электро-энергетической инфраструктурой, которая выработала свой ресурс. Уже сегодня износ объектов электросетевого хозяйства во многих регионах достигает 80 и более процентов.

В качестве одного из шагов, предложенных Минэнерго России, - переход генерирующих компаний к договорам с конкретными потребителями с гарантированной тарифной оплатой новой мощности на срок до 7 лет включительно. Такие соглашения станут основой долгосрочного рынка электроэнергетических мощностей.

В настоящее время обязательства инвесторов регулируются договорами на предоставление мощности, которые они подписывали еще с РАО «ЕЭС России» при выкупе у этой структуры генерирующих компаний. Кроме того, предложено создать Центр финансовых расчетов (ЦФР) - агента, действующего от имени и по поручению генераторов, который будет взаимодействовать с потребителями, производителями, взыскивать штрафы, отслеживать выполнение обязательных инвестпрограмм.

Малый бизнес защищается

-?Известны ли вам примеры, когда сетевая компания отказывала в присоединении, ссылаясь на техническую невозможность или иные проблемы, а просителю удавалось оспорить эту позицию в суде или во внесудебном порядке?

-?В Российский союз промышленников и предпринимателей еженедельно поступают обращения руководителей коммерческих организаций с жалобами на действия сетевых компаний. География таких обращений обширна и затрагивает если не все субъекты Российской Федерации, то однозначно - все федеральные округа. В качестве одного из примеров последнего времени с участием РСПП, когда активная позиция позволила отстоять интересы инициатора запроса - город Старый Оскол Белгородской области. Положительному решению о присоединении к сетям способствовали неоднократные обращения в Федеральную антимонопольную службу и Министерство регионального развития. В итоге территориальное управление ФАС России возбудило в отношении сетевой организации дело о нарушении законодательства о защите конкуренции.

Новое время - новые проблемы

-?Итак, малый бизнес получил обещанные год назад преференции. Что же дальше? Какие проблемы, связанные с доступом к энергомощностям, обещают стать особенно актуальными в ближайшем будущем? Какие решения этих проблем предлагает РСПП?

-?В соответствии с действующей нормативной правовой базой государственное регулирование тарифов на продукцию естественных монополий в сфере энергетики производится органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования цен и тарифов в рамках предельных уровней тарифов, устанавливаемых ФСТ России.

При этом ФСТ России устанавливает предельные минимальные и максимальные уровни тарифов на электрическую энергию, поставляемую потребителям, в среднем по субъекту Российской Федерации, без учета дифференциации по группам потребителей, уровням напряжения, годовому числу часов использования заявленной мощности, зонам (часам) суток и календарной разбивки. Такая дифференциация (при необходимости) осуществляется уже региональными энергетическими комиссиями.

В результате конечному потребителю электрическая энергия поставляется по тарифам, которые могут быть как ниже установленных ФСТ России, так и существенно выше последних. Более того, рост тарифов также может быть различный для разных категорий потребителей. Региональные власти (РЭКи) имеют возможность устанавливать тарифы для отдельных категорий потребителей (например, для базовых потребителей) с учетом небольшого роста тарифа по сравнению с прошлым периодом. В этом случае, для того чтобы «выйти» на средний тариф, определенный ФСТ России, они компенсируют «недобор» по одной группе потребителей существенным (выше среднего значения) увеличением тарифа для прочих потребителей. Необходимо отметить, что существующая практика расчетов «тарифной сетки» РЭКами не отличается прозрачностью и объективностью и позволяет допускать перекрестное субсидирование одних групп потребителей другими.

В связи с этим можно было бы предложить рассмотреть вопрос о возможности установления ФСТ России, помимо предельных уровней тарифов (в абсолютных величинах) на очередной год, еще и предельного уровня роста регулируемых тарифов для групп потребителей (в процентах) по сравнению с прошлым годом. Иными словами, предлагается установить дополнительное ограничение для РЭКов с тем, чтобы они не могли своими решениями увеличивать тарифы для отдельных групп потребителей свыше установленного темпа роста.

Вторая проблема. Постановлением правительства Российской Федерации от 7 апреля 2007 года №?205 установлены параметры поэтапного снижения объемов продажи электроэнергии на оптовом рынке, реализуемой по регулируемым тарифам (ценам). Остальной объем электроэнергии продается по свободным (нерегулируемым) ценам, которые определяются балансом спроса и предложения. В связи с тем, что эти цены складываются выше регулируемых, предприятия, вынужденные покупать всё большие объемы электроэнергии по свободным ценам, несут дополнительные издержки по сравнению с предшествующим периодом.

В данной ситуации имело бы смысл рассмотреть целесообразность замораживания достигнутого уровня продажи электроэнергии по свободным ценам (на уровне от 25 до 30 процентов) на основе анализа прогнозного баланса производства и потребления электроэнергии в 2009 году (с учетом спада производства в экономике Российской Федерации).

Третий пункт. Одним из основных факторов ежегодного повышения регулируемых тарифов на электроэнергию (в 2009 году рост регулируемых тарифов для всех категорий потребителей должен составить 119 процентов) является рост инвестиционной составляющей. Этот рост обусловлен необходимостью вводить в действие мощности исходя из прогноза ежегодного увеличения потребления электроэнергии. Согласно докладу РСПП о состоянии делового климата в России в 2008 году, потребность в мощностях в электроэнергетике определялась исходя из прогноза ежегодного роста электропотребления на 4,3 процента в год. Вместе с тем, данный прогноз требует дополнительного подтверждения, учитывая наметившуюся с середины прошлого года тенденцию падения спроса на электроэнергию.

В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть вопрос о возможном пересмотре обязательств инвесторов по вводу новых мощностей, строящихся согласно договорам предоставления мощности на оптовый рынок электроэнергии, о корректировке инвестиционных программ и, как следствие, о снижении инвестиционной составляющей в тарифе на электроэнергию, предусматривающем пропорциональное снижение предельных тарифов, устанавливаемых ФСТ России.

Более плавный и растянутый во времени график ввода новых мощностей позволил бы снизить затраты инвесторов за счет сокращения дополнительных затрат, связанных с необходимостью привлечения кредитных средств в период кризиса на невыгодных условиях. Необходимость корректировки инвестиционных программ обуславливается также обостряющейся проблемой неплатежей в связи со снижением платежеспособности потребителей.

Крайне острой является также проблема отсутствия механизма уточнения схемы размещения генерирующих мощностей с учетом фактических потребностей экономики. Сейчас практически нет возможности скорректировать параметры ввода мощностей, невзирая на насущную необходимость изменения первоочередности строительства новых объектов. Существование проблемы несогласованности строительства новых объектов энергетической инфраструктуры по срокам, направлениям, техническим решениям и стоимости с планами развития объектов потребления отмечается и в Программе развития конкуренции, одобренной правительством Российской Федерации.

К другим мерам, которые могли бы снизить затраты на строительство новых и модернизацию действующих объектов электроэнергетики, следует отнести:

  • Предоставление генерирующим компаниям льготного доступа к кредитным ресурсам (приемлемые процентная ставка и период кредитования).
  • Развитие сотрудничества между Федеральной сетевой компанией и генерирующими компаниями в части установления приемлемых тарифов по подключению к Единой национальной электрической сети и разумных технических требований; поддержка со стороны государства проектов, связанных с энергообеспечением значимых государственных объектов.
  • Наконец, стоит отметить, что один из факторов, который негативно влияет на рост стоимости инвестиционных проектов в электроэнергетике, - это отсутствие прозрачного и понятного всем участникам рынка порядка определения стоимости подключений к Единой национальной электрической сети как новых генерирующих объектов, так и потребителей электроэнергии.
  • Как отмечается в Программе развития конкуренции, одобренной правительством Российской Федерации, «стоимость подключения к электросетям в крупных российских городах значительно превышает стоимость подключения к сетям в любой из развитых стран».
  • Цена подключений, которая, помимо собственно стоимости технологического подключения, может включать инвестиционную составляющую (определяется местной распределительной сетевой организацией в связи с необходимостью модернизации (строительства новой) сетевой инфраструктуры), зачастую не имеет экономических обоснований и приводит к существенному удорожанию строительства объектов капитального строительства. Это, в свою очередь, выливается в рост тарифов на потребляемую электроэнергию, который идет на покрытие соответствующих расходов инвестора.

Город задыхается без электричества

27-09-2007
Вечерняя Москва

 

Дефицит в часы пик - до 2 тыс. МВт

Столица задыхается от недостатка электричества. В часы пик его нехватка достигает 2 тыс. МВт. Можно строить новые мощности, но это влечет за собой резкое увеличение потребления дефицитного и дорогого природного газа.

Кроме того, строительство новых мощностей требует дефицитных земельных площадей для возведения подстанций и зеленых зон вокруг них и немалых финансовых затрат. Вчера на заседании правительства города было признано, что особенно холодные зимние периоды прошлых лет удалось прожить без потерь только лишь потому, что от энергоснабжения отключали наиболее мощных потребителей. Где же выход?

Вы электроэнергию считаете товаром? спросил Юрий Лужков.

Да, конечно, ответил Евгений Скляров, руководитель Департамента топливно-энергетического комплекса города Москвы, не почуяв подвоха со стороны мэра. Я в своем докладе об этом и говорил.

Замечательно! обрадовался мэр и врезал по полной программе: "Мы постоянно взаимодействуем с РАО ЕЭС России и всякий раз платим ему огромные деньги только за подключение объекта к энергосистеме. Иногда это подключение стоит дороже инвестиций в объект! Бешеная стоимость подключения к электросетям тормозит развитие экономики города! Я считаю эту ситуацию возмутительной! Мэр выдержал паузу и добавил, так пусть и они нам платят за сэкономленный товар. Мы же своей экономией позволяем им более удобно распоряжаться их бюджетом не строить лишние энергомощности, не тянуть новые линии электропередач, не создавать дополнительные управленческие структуры. Если мы берем товар, то платим. Если возвращаем, то пусть они нам платят".

Так, несколькими точными фразами мэр определил суть концепции городской целевой программы "Энергосбережение в городе Москве на 2009 2013 гг. и на перспективу до 2020 года", которая вчера рассматривалась на очередном заседании правительства Москвы. Резерв экономии тепловой и электрической энергии, по данным Департамента топливно-энергетического хозяйства, велик 25 30 процентов потребляемой мощности.

Потери в электрических сетях города достигают, по мнению московских ученых-энергетиков, 37 процентов ( они, естественно, заложены в тариф авт. )! Каждый четвертый жилой дом в городе потребляет электричества на 3040 процентов больше, чем должен. "Перебор", особенно в последние три года, вырос на 19 процентов. Он возник потому, что москвичи, замерзая в межсезонье, покупают мощные обогреватели масляные радиаторы, тепловые пушки, вентиляторы и прочую согревающую электротехнику.

К жителям дружно присоединились представители малого и среднего бизнеса, устанавливающие различные тепловые завесы у входа в свои офисы, магазины, рестораны и салоны. В холода эти приборы потребляют около 2 тысяч МВт электроэнергии. Стоимость 1 киловатт-часа в такие дни достигает 100 рублей.

Конечно, можно бесплатно раздать пенсионерам и малоимущим 1000 энергосберегающих лампочек, как это сделали недавно представители западного отделения "Центра обслуживания продажи электроэнергии" на Мичуринском проспекте.

Но, кроме нервотрепки и взбудораживания народа, это ничего не дает. В Восточном административном округе меняют устаревшие лампочки в подъездах (больше 600 тысяч штук) на современные. Затраты окупаются за 1,5 года. Но внутреннего контролера у москвичей, который говорил бы уходя, гаси свет, нет. Ну, а на продавцов электричества совсем никакой надежды.

ОАО "Мосэнергосбыт" все время пытается привлечь горожан к предварительной оплате электричества, предлагая авансировать богатейшую организацию города. Причем ("Вечерка" писала об этом неоднократно на полосе "Коммунальная страна") достаточно неуклюже и равнодушно. Поэтому мэр и предложил чиновникам самый простой путь вовлечения горожан и предпринимателей в дело экономии оплату производителем сэкономленного товара.

Тогда заработает личный интерес, пояснил Юрий Михайлович. Заключил официальный договор на покупку 100 киловатт электроэнергии, а израсходовал лишь 70. 30 либо продал другому предпринимателю, либо возвратил производителю за деньги.

Чем плоха идея, а?! Вы, скажем, в квартире потребляете 1000 киловатт за год. Сэкономили 300. В то, что "Мосэнергосбыт" вернет деньги за экономию не верю. А вот отпустить на следующий год 300 киловатт по старой цене почему бы нет? Все отсчитывают по 1 рублю 47 копеек, а ты все по 1 рублю 30 копеек платишь. За такую экономию москвичи ухватятся, особенно средний класс и малоимущие. Все остальное энергосберегающие технологии, многотарифные счетчики, современное электрооборудование, приборы учета тепла и электричества на подстанциях приложится к личному интересу каждого горожанина.

Поэтому мэр предложил не принимать обсуждаемую концепцию, не уводить разговор в дебри научных расчетов, а сразу готовить программу экономии тепла и электричества.

А чиновникам правительства поручил срочно начать переговоры с руководством РАО ЕЭС России о том, чтобы оно согласилось признать электричество товаром официально и решилось на то, чтобы оплачивать его экономию как рядовым москвичам, так и бизнесменам.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка: " Газета "Вечерняя Москва" - московские новости. Новости столицы в свежем номере газеты. " на первоисточник обязательна.


Дегенерация

06-06-2005
Профиль

Отечественная электроэнергетика, по меткому определению одного из экспертов, напоминает старый гвоздь, торчащий из стены: что-то на него повесить можно, но сколько все это провисит, не знает никто. Из-за старения фондов и нехватки инвестиций уже в ближайшие годы Россия может столкнуться с дефицитом электроэнергии.

Наглядный пример - ситуация с генерирующими мощностями. По официальной информации, в 2004 году общая установленная мощность электростанций РАО ЕЭС составила 156, 4 тыс. МВт. Еще 22, 2 тыс. МВт обеспечивают АЭС, входящие в "Росэнергоатом". При этом, по данным гендиректора компании "Евросибэнерго" (управляет энергетическими активами "Базового элемента". - "Профиль") Сергея Белобородова, в пиковый для российской энергетической отрасли 1993 год потребности населения и промышленности составили лишь 150 тыс. МВт. Сегодня, отмечает Белобородов, эта цифра значительно ниже. И казалось бы, о каком дефиците электричества можно говорить в такой ситуации?

Правда, есть одно "но". Дело в том, что электростанции распределены по России крайне неравномерно. Поэтому в одних регионах наблюдается явный переизбыток энергии, в других же электростанции с трудом удовлетворяют растущий спрос. По мнению президента Института энергетической политики Владимира Милова, сегодня проблем с генерацией нет лишь в трех энергозонах России - в Сибири, на Кольском полуострове (там работает Кольская атомная станция) и в Поволжье (гидроэлектростанции Волжско-Камского каскада).

В остальных же регионах, по мнению экспертов, положение с энергообеспечением, мягко говоря, далеко от идеального. И авария в Московском регионе - своего рода лакмусовая бумажка ситуации. По данным "Мосэнерго", ежегодно потребление электроэнергии здесь увеличивается на 4-6%, при том что более 20 лет в регионе - из-за постоянного урезания правительством инвестиционных программ того же РАО ЕЭС - не возводится ни одной электростанции. В итоге, отмечает аналитик ИК "Проспект" Алексей Соловьев, Москва и сопредельные области уже сегодня являются энергодефицитным регионом, хотя еще два года назад здесь наблюдался избыток энергии. Между тем регионам требуется 15-процентный резерв мощностей - на случай непредвиденных ситуаций. Если такого задела не будет, то при выходе из строя одной из электростанций полгорода может лишиться света - оставшиеся станции попросту не смогут обеспечить всех потребителей электричеством. Теоретически возникшую проблему можно решить, просто "перекачивая" недостающую энергию из соседних энергозон Автозапчасти: CX099, CX689, CX100, CX741, CX588 . Однако, по данным Милова, Московский регион может импортировать не более 10% из потребляемых 15 тыс. МВт - передавать больше не позволяет пропускная способность электросетей.

Как сообщили "Профилю" в пресс-службе РАО ЕЭС, уже к 2009 году 20% оборудования тепловых электростанций выработают свой ресурс. 94% из них расположены как раз в европейской части РФ. При этом сейчас эти ТЭС, входящие в РАО, обеспечивают около 56% установленной мощности всех электростанций России. Независимые участники рынка уверяют, что более точный уровень износа оборудования в отрасли не известен никому, при этом прогнозы делают самые неутешительные. Гендиректор контролируемой "Реновой" компании "Комплексные энергосистемы" (КЭС) Михаил Слободин заявляет, что на данный момент надежность энергосистемы страны находится на самом низком уровне за всю послевоенную историю России. Похожего мнения придерживается и Алексей Соловьев, сообщивший, что износ основных фондов в среднем по отрасли составляет около 70%, а хуже всего дела обстоят на Северо-Западе страны, где особенно много старых электростанций. Износ основных фондов, считает эксперт, может достигнуть критических величин уже через 2-3 года. После этого вероятность крупных аварий, подобных московскому blackout, значительно возрастет.

Трудный выбор

Сейчас инвестиции в обновление основных фондов осуществляются в первую очередь благодаря программам РАО ЕЭС и "Росэнергоатома". Правда, вложенных средств для полноценной модернизации российской электроэнергетики явно недостаточно. Владимир Милов считает, что необходимый объем инвестиций - минимум $6-7 млрд. в год, в то время как, по его оценке, отрасль способна тратить на этих цели не больше $3 млрд. (ввиду существующих ограничений по тарифам и, соответственно, по объемам инвестиционных программ).

По идее, решить проблему могло бы привлечение частных капиталов. Так, в большинстве западных стран первую скрипку в электроэнергетике играет именно частный капитал, за счет которого обновляются старые и создаются новые генерирующие мощности. Частные энергокомпании, по словам главы аналитического управления "Газпромбанка" Сергея Суверова, нередко получают на эти цели кредиты под залог долгосрочных контрактов со своими потребителями.

Государство, в свою очередь, либо имеет блокпакет акций энергокомпании(как в случае с Enel, где власти Италии контролируют более 40% акций), либо не владеет вообще ничем (как в Великобритании), выполняя роль регулятора рынка. "Скажем, власти Германии лицензируют производство электроэнергии и довольно жестко регулируют работу сетевой компании, которая является естественной монополией, а в Италии тарифы отчасти регулируются местными муниципалитетами", - говорит Суверов. Наиболее либеральным подходом отличаются власти Скандинавских стран, где даже тарифы на электроэнергию не регулируются, то есть понятия "верхний порог" попросту не существует. Редким столпом электроэнергетики, который принадлежит государству и который называют эффективным, можно считать французскую Electricite de France - правда, разговоры о приватизации этого гиганта до сих пор не утихают.

Существуют и негативные примеры работы частных инвесторов в электроэнергетике. Как рассказал аналитик ОФГ Дерек Уивинг, в свое время консультировавший Анатолия Чубайса, в начале 90-х в Великобритании был недостаток генерирующих мощностей и частные энергокомпании с таким усердием принялись развивать их, что вскоре энергию просто было некуда девать. Тарифы упали, и многие энергокомпании оказались на грани банкротства. Правда, надо сказать, что это, скорее, исключение из правил: в основном частные энергокомпании Запада живут вполне комфортно. "Конечно, норма прибыли в электроэнергетике невысока - она не превышает 10-12%. Но отрасль привлекает частных инвесторов своей стабильностью, поскольку не подвержена сколь-нибудь серьезным перепадам и рискам", - считает аналитик. И все же нельзя дать однозначный ответ на вопрос, кто лучший инвестор - государство или частные компании. Успех определяется не тем, на чьи деньги существует электроэнергетика, а целым рядом других факторов. Например, степенью вмешательства государства в тарифную политику энергокомпаний. По словам Дерека Уивинга, "как правило, все идет нормально до тех пор, пока существуют свободные цены на энергию, а если государство устанавливает верхний порог тарифов, то энергокомпании недополучают прибыль и, соответственно, не вкладываются в обновление мощностей". Да и потом, памятен печально известный "калифорнийский опыт", когда американские власти вроде бы и либерализовали оптовый рынок электроэнергии, зато оставили за собой жесткое регулирование розничных цен. В результате это привело сперва к банкротству посредников в продаже электроэнергии, а затем заставило балансировать на грани выживания сами генерирующие компании.Впрочем, если судить с позиций потребителя, то вмешательство государства в тарифную политику - скорее, плюс. В той же "либеральной" Норвегии, после того как в холодную зиму замерзли реки и ряд ГРЭС остановились, цены на электроэнергию подскочили в разы.

Не отдам!

Но, как бы то ни было, никто не отменял принцип предсказуемости, необходимый для развития отрасли. Инвесторам - в лице госкомпаний или частников - нужны понятные правила игры. А с этим в России загвоздка. Частный капитал в российской электроэнергетике, конечно, присутствует (см. таблицу), но в основном это представители других отраслей, чей бизнес сильно "завязан" на электроэнергию. Некоторые аналитики полагают, что такие инвесторы вряд ли смогут модернизировать отрасль, ведь их основная, а возможно и единственная, цель - обеспечить свои структуры дешевой энергией. В самих компаниях с такой оценкой, понятно, не соглашаются. Михаил Слободин указал на то, что КЭС уже давно ведет свой бизнес во многих регионах, в которых интересы холдинга Виктора Вексельберга вообще не представлены: в компании уверены, что энергетический бизнес может быть рентабельным и сам по себе. В "Евросибэнерго" тоже сообщили, что у компании есть планы по расширению бизнеса и в тех регионах, где у "Базэла" нет крупных заводов.

Иностранные компании в массе своей выходить на российский энергетический рынок еще не решаются. "Пока уровень рисков в отрасли настолько высок, что нести их согласны только российские игроки, - рассказал "Профилю" гендиректор Сибирской угольной энергетической компании (СУЭК) Владимир Рашевский. - Такая ситуация сохранится до тех пор, пока концепцию реформы не дополнят четкие ответы на вопрос, на каких условиях будет функционировать рынок электроэнергии". В частности, отмечает глава СУЭКа, кабинет Михаила Фрадкова до сих пор не определился с тем, каким образом будет проходить приватизация генерирующих активов.

Проблемы частных инвесторов вполне понятны. По плану энергореформы предполагалось, что в будущем в качестве средств оплаты на аукционах по продаже акций генерирующих компаний могут быть использованы не только денежные средства, но и акции самой РАО ЕЭС. Частные игроки, желая принять участие в генерации, заранее обзавелись пакетами акций энергохолдинга, планируя в дальнейшем обменять их на акции создаваемых оптово-генерирующих компаний (ОГК). А пакеты акций в АО-энерго могли быть обменены на акции территориально-генерирующих компаний (куда войдут станции меньшей мощности, чем в ОГК). Сейчас же, поскольку правительство не определилось с условиями продажи энергоактивов, заблаговременно приобретенные пакеты акций РАО ЕЭС фактически лежат "мертвым грузом".

"Создается впечатление, что правительство колеблется, опасаясь, с одной стороны, рисков, связанных со старением основных фондов, а с другой - боясь совершить ошибку во время реализации реформы, - отмечает Владимир Рашевский. - Отсюда и желание уйти на новый виток обсуждения реформы, найти более совершенные решения". Другие эксперты по поводу энергетической политики кабинета Михаила Фрадкова высказываются еще более резко. "Правительство никогда не имело желания расставаться с рычагом влияния на тарифы, - отмечает Владимир Милов. - В последнее время оно также очень не хочет расставаться с генерирующими мощностями. В итоге нежелание отказаться от генерации и либерализовать цены и приводит к тому, что они будут тянуть с реформой и дальше".

Между тем промедление может привести к серьезным проблемам. "Если государство так и не решится "распрощаться" с генерацией, серьезные аварии, подобные московской, будут не редкостью, а ординарным событием", - полагает Михаил Слободин. Частные инвесторы также могут потерять интерес к отрасли. Владимир Рашевский считает, что многие частные инвесторы рано или поздно начнут искать другие объекты для вложений, если правительство и дальше будет медлить с реформой. В результате, полагает глава СУЭКа, правительство может оказаться в положении, когда с дефицитом инвестиций придется бороться в одиночку. Сделать это можно будет только одним способом - увеличить действующие тарифы на электроэнергию. Начальник управления программы АМТЭС ТФПГ "Доступное жилье" Александр Овчаренко полагает, что полноценное финансирование обновления отрасли за государственный счет возможно только при увеличении тарифов на электроэнергию как минимум на 30%. А значит, расплачиваться за нежелание чиновников терять контроль над отраслью опять придется рядовым потребителям.


В пределах Норэм

25-09-2006
Коммерсантъ

Цены на свободном рынке уже колеблются на 37% в деньНа прошлой неделе со всей очевидностью проявились отличия новой модели рынка электроэнергии НОРЭМ от ФОРЭМ: колебания цен на рынке составили до 37% в день. По данным Ъ, причина колебаний -- отключение двух энергоблоков АЭС. Заработали на колебаниях продавцы мазута, а проблема была решена по-старинке -- путем переговоров первых лиц "Газпрома" и РАО "ЕЭС России" Алексея Миллера и Анатолия Чубайса.На прошлой неделе участники НОРЭМ воочию увидели, чем отличается новая модель рынка от старой -- ФОРЭМ, где резкие ценовые колебания были редки, и начали употреблять в обсуждениях слово "волатильность" (см. график). Если 19 сентября цены в свободном секторе рынка составляли около 600 руб. за 1 МВт•ч, то 20 сентября они взлетели на 35%, до 809 руб. за 1 МВт•ч, а 21 сентября упали на 37% -- до 508 руб. за 1 МВт•ч. Снижение цен продолжалось еще два дня, с тем чтобы опять смениться ростом -- на сегодня электроэнергия на рынке "сутки вперед" продавалась уже по 560 руб. за 1 МВт•ч.Крупнейшие поставщики электроэнергии на НОРЭМ отказались делать предположения о том, что может стоять за колебаниями цен. Как сообщил один из энерготрейдеров, поводом для резкого подорожания электроэнергии на конкурентном рынке в минувшую среду стало аварийное отключение поздно вечером в понедельник второго блока Курской АЭС мощностью 1 тыс. МВт. Как сообщил "Интерфаксу" оперативный дежурный МЧС России, 18 сентября в 22.54 из строя вышел датчик, что потребовало остановки блока станции. Возможно, это не повлекло бы за собой столь резкого обвала цен на рынке, но в тот же день Ленинградская АЭС остановила на плановый ремонт два из четырех энергоблоков, один из которых будет запущен 30 сентября.Поскольку на НОРЭМ спотовые покупки происходят на сутки вперед, то цены на электроэнергию были изменены в договорах на 20 сентября. В результате на рынке на краткий промежуток времени образовался дефицит мощности в 24 тыс. МВт. Как пояснил Ъ источник, близкий к РАО ЕЭС, в оперативном режиме были загружены станции, работающие на более дорогом мазуте. Судя по всему, это и вызвало рост цены почти на 40%.Поскольку происходящее пришлось на конец месяца, лимиты поставок энергетикам газа "Газпромом" были крайне ограничены. По данным Ъ, 19 сентября вечером глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс провел закрытые четырехчасовые переговоры с главой "Газпрома" Алексеем Миллером, и утром 20 сентября газ был найден -- электростанции перешли на более дешевый вид топлива. "Газпром" сообщил об увеличении прокачки газа -- с 142 млрд куб. м в прошлом году до 144,9 млрд куб. м для РАО ЕЭС до конца года. Вчера цены продолжили плавное падение в связи с тем, что в выходные спрос ниже, чем в рабочие дни. А 21 сентября Калининская АЭС запустила в действие энергоблок мощностью 1 тыс. МВт. Таким образом, ценовой кризис на рынке можно считать завершившимся.Сергей Пикин, начальник департамента информационной политики НП АТС, отметил, что на фоне резкого изменения цен выросли объемы торгов электроэнергией на свободном рынке с 7% до 8,5% от общего объема потребления в европейской части России и Урала: "Рынок правильно отреагировал на изменения ситуации в энергосистеме. Он подтвердил, что инвесторы могут использовать цены на рынке для принятия правильных бизнес-решений и получения доходов". Впрочем, обратной стороной гибкости рынка стало то, что на ценовой волатильности НОРЭМ заработали поставщики мазута, а ситуацию пришлось решать не рыночными механизмами, а переговорами на уровне первых лиц "Газпрома" и РАО ЕЭС.